События недели Новостная лента

Экономическая динамика

Теория самой сильной полезности, являясь основным фундаментом теории экономического поведения потребителей, вызывала и продолжает вызывать недоверие многих специалистов. Невозможность численного измерения и сомнительность качественных характеристик полезностей продолжают порождать попытки создания новых теорий поведения потребителей.

Одной из возможных теорий является попытка рассматривать поведение потребителя так же, как и поведение производителя. Потребитель и производитель желают извлечь из процесса потребления и производства максимальную прибыль. В итоге данного подхода полезность и предельная полезность товара трансформируются в общую цену и цену товара в соответствии с этим.

Теория полезности (Utility), возникнув 300 лет назад в математической теории вероятности, успешно прижилась в экономической науке, благодаря Дж. Бентаму (Bentham J.) и В. Ст. Джевонсу (Jevons W. S.), а также, многочисленных их учеников. Полезность, предельная полезность, правило максимизации полезности стали фундаментальными понятиями теории спроса и поведения потребителей. Возможно, что все экономические агенты рациональны и их использование направлено на достижение максимальной полезности. Но, численная неизмеримость и сомнительность качественных оценок полезности всегда вызывала и вызывает недоверие и критику применимости данных экономических категорий.

В последнее время данная критика становится, почти что, всеобщей. Действительно, если невозможно численно измерить полезность, то очень странно выглядят попытки качественно оценивать ее категориями «больше» или «меньше», «выше» или «ниже», «сильнее» или «слабее». Применение данных теорий можно избежать, если же рассматривать поведение потребителя так же, как и поведение фирмы. И предприятие, и потребитель желают получить максимальную прибыль. Действительно, очень странным представляется тот факт, что руководитель во время рабочего дня руководствуется одним лишь принципом (увеличением прибыли), а вечером, став потребителем, начинает пользоваться совершенно другим принципом (увеличением полезности). Логично представить, что существует единственный принцип поведения: увеличение прибыли.

На макроуровне индивидуальные полезности и максимальные полезности некоего товара тождественны общей стоимости и цене данго товара в соответствии с этим. Конечно, у каждого экономического агента свои представления о справедливой цене (предельной полезности) товаров, но, суммируя и усредняя их пропорционально размеру индивидуального бюджета, рынок устанавливает единую для всех цену (предельную полезность) товаров. Чем больше потребителей склоняется к покупке какого-либо товара, тем выше на него спрос и стоимость (предельная полезность). Если производитель отреагирует на рост спроса увеличением выпуска товара, то предельная полезность или цена товара снизятся. Рост количества товара приводит к снижению его предельной полезности. Общая стоимость товара определяет его общую полезность. Затрачивая определенную часть бюджета, индивидуум сигнализирует и сообщает об определенной полезности одного товара по сравнению с другими. Чем больше средств индивидуумов уходит на приобретение товара, тем большую ценность (общую стоимость) он представляет для всего общества.

Как же устанавливаются стоимост на товарных рынках? Так же, как и 1000 лет назад, на первых ярмарках в Европе и других частях света. С помощью взаимного торга.

Остановимся подробнее на установлении рыночной стоимости (предельной полезности), количества производимой продукции, а, следовательно, и общей стоимости товара (общей полезности). Покажем, что закон Сэя (Say`s Law) в долгосрочном периоде носит всеобъемлющий характер и, если нет внешнего вмешательства в рыночные механизмы, то никакого перепроизводства или недопроизводства не может быть в принципе. Потребитель на рынке руководствуется точно теми же принципами, что и большая корпорация. Он пытается получить максимальную выгоду. Для собственника бизнеса, особенно небольшого, нет видимых границ между его личными потребительскими расходами и затратами предприятия, между его личным доходом и доходом его бизнеса, его личной прибылью и прибылью предприятия. Сто или тысячу лет назад мелкий торговец или ремесленник в затраты, совершенно не задумываясь, включал стоимость материалов для бизнеса и стоимость продуктов питания для себя. Сегодня каждый студент университета сравнивает стоимость обучения с ростом будущих доходов. Другими словами, он подсчитывает прибыль, которую получит, закончив обучение. Покупая авто, мы подсчитываем прибыль, которую мы получим в виде свободного времени, которое тоже имеет стоимость, и сокращения затрат на такси и общественный транспорт. Явно или неявно любой индивид стремится получить прибыль, которую затем потратит на приобретение потребительских товаров или капитальных благ. Именно размер прибыли определяет то, какие части своего бюджета он потратит на приобретение того или иного продукта. Полученная прибыль тратится на приобретение дополнительных товаров.

Мы легко установим, в какой пропорции в дальнейшем тратить наш бюджет на приобретение различных товаров, если установим, какую часть прибыли дает нам дополнительное приобретение одного из товаров, при условии, что приобретение остальных остается неизменным. Полезность товара (общая цена товара), как мы видим, легко определяется только в неравновесных условиях или, другими словами, в условиях экономического роста. Сколько стоит завод или фабрика, когда их прибыль равна нулю, какая цена участка земли, если при любом ее использовании мы можем, лишь, возместить свои затраты? В равновесных условиях, когда прибыль и экономический рост равны нулю, определить цены товаров невозможно.

Как на настоящем рынке взаимодействуют производители и покупатели, устанавливая оптимальные отношения производства и цен различных товаров? Пусть на потребительском рынке взаимодействуют три покупателя и производители двух товаров.

Путем согласования между покупателями и производителями цен (предельных полезностей), установится оптимальное для всех рыночное равновесие. Сумма прибылей абсолютно всех потребителей будет равна экономическому росту в стране, как и сумма прибылей всех производителей.

Для экономической системы это неважно и для экономического анализа данный товар не должен учитываться, потому что он не оказывает никакого воздействия на экономические параметры. Никакого перепроизводства нет и не будет. Точно такое же воздействие на экономику оказывают сбережения, если они не находятся на банковском депозите. Если собственник сбережений решит закопать свои финансы или обклеить ими стены своего дома, или разжечь ими камин, то данные факты должны волновать его личного психиатра, а не прочих экономистов, которые, возможно, отметят незначительное снижение инфляции, как единственное экономическое изменение, вызванное таким экстравагантным поведением. Итак: спрос равен предложению.

Государствам пора прекратить заботиться о потребителях, угнетая производителей, и помогать производителям в ущерб потребителей. Это напоминает слона в посудной лавке. Поворачивая голову в одну сторону, он рискует превратить в груду обломков товар на другой стороне. Слыша звон разбитой посуды, он поворачивает голову и добивает все, что осталось. Поддерживая банки в сложные времена, правительства провоцируют их на рискованную и самонадеянную стратегию в спокойные годы. Правительства же сами закладывают мину замедленного действия под банковскую систему, а затем с удивлением взирают на высокие бонусы банковских управляющих. Они их заслужили, их риски, благодаря правительственным мерам, минимальны. Они получили, ничем не обеспеченные, кредиты по смешным процентным ставкам. Они все вернут и отработают, раздавая направо и налево денежные средства сомнительным заемщикам.

Теперь посмотрим, так называемое, правило максимизации полезности потребления. Как было сказано выше, потребитель делит свои затраты на приобретение различных товаров в определенной пропорции, которая позволяет ему получить максимальную выгоду. Поэтому товары разными потребителями используются с различной производительностью и нормы личной прибыли неодинаковы.

«Потребитель получит максимальное удовлетворение, или полезность, приобретая товары по рыночным ценам тогда, когда последний доллар, потраченный на приобретение данного товара, принесет такую же предельную полезность, как и каждый последний доллар, потраченный на приобретение других товаров».

Подведем небольшие итоги. Полезность товара определяется его общей ценой, а предельная полезность представляет собой стоимость товара. Потребитель приобретает товары для того, чтобы получить прибыль и увеличить свое благосостояние. Чем выше прибыль, получаемая от приобретения товара, тем больше средств выделяет человек на него, а значит, растет и его полезность. При данном, предельная полезность или стоимость могут расти или снижаться. Все зависит от темпов роста производства и увеличения спроса. Если рост производства превышает увеличение спроса, то происходит снижение цены товара или, другими словами, снижение предельной полезности. С ростом потребления товара его предельная полезность снижается. В традиционной теории полезности такая зависимость выражена законом убывающей предельной полезности. Размер прибыли потребителя зависит от его индивидуальных особенностей, поэтому полезность (бюджет, выделяемый на покупку товара) и предельная полезность (внутренняя стоимость потребителя) индивидуальны. Рынок, суммируя и усредняя эти величины, определяет общую стоимость товара (общую полезность) и рыночную цену (предельную полезность) некоего блага. Если из текста этой статьи удалить слова «полезность» и «предельная полезность», которые долгое время смущали экономистов, и оставить слова «общая цена» и «стоимость», то смысл сказанного сохраниться. Мы избавимся от экономических величин, количественная оценка которых невозможна, а качественная оценка представляется сомнительной. Нам останется только поблагодарить и воздать должное экономистам, создавшим теорию предельной полезности, которая долгие годы служила всем нам верой и правдой. Но ее время закончилось.

События недели is powered by

Каталог обзоров