События недели Новостная лента

Прибыль, инфляция и экономический рост

Из экономической теории равновесного состояния следует, что экономический рост и прибыли предприятий равны 0. Другими словами, равновесная теория описывает, как ни странно, состояние кризиса реальной экономики и не позволяет понять природу экономической прибыли и экономического роста. Только в рамках динамической теории возможно определение данных величин и установление связи между ними.

Один из парадоксов экономической теории состоит именно в том, что, в условиях долгосрочного конкурентного равновесия, когда предельный продукт труда и капитала равен их цене, прибыль предприятий и экономический рост в отдельной отрасли или стране в целом равны 0. Получается, что стремление к равновесию, равносильно отказу от экономического процветания и ставит крест на вечном мотиве предпринимательской активности – прибыли. В реальной же жизни конкурентное равновесие мы наблюдаем только во времена экономических кризисов, когда рост и прибыли быстро стремятся к 0.

Стремление к равновесию и к активной конкуренции оборачивается для нас депрессией и растущей безработицей. Противоречие между теоретическим исчезновением прибыли и реальностью всегда требовало объяснений. Cantillon R. в 18 веке, Thunen J. и Say J.-B. В 19 веке, Knight F. в 20 веке объясняли феномен прибыли, как награду за неопределенность и предпринимательский риск или представляли ее, как отдельный фактор производства, такой же, как труд и капитал. Schumpeter J. A. описывал процесс получения прибыли, как награду предпринимателю-инноватору за внедрение новых разработок и новых способов производства, в итоге чего, он становился временным монополистом на рынке. Неудивительно, что, для объяснения природы прибыли и экономического роста, специалисты всегда были вынуждены, в той или иной степени, отходить от стационарной модели экономики, применяя все больше тех или иных динамических элементов.

Сам смысл прибыли требует рассмотрения деятельности предприятия на каком-то отрезке времени, потому что прибыль – это разница между «сегодняшней» стоимостью готового продукта и «вчерашними» затратами. В свою очередь, «вчерашние» затраты можно определить, как «вчерашнюю» стоимость затраченных факторов производства.

Если инфляция в стране составила 3%, а экономический рост 5%, то средняя рентабельность предприятий, включая гос. структуры, будет равняться 8%. Нет прибылей – нет экономического роста, нет экономического роста – нет и прибылей. Поэтому, изъятая государством часть прибыли в виде налогов, требует чрезвычайно эффективного применения. В противном случае, именно на величину уплаченных налогов сократиться экономический рост. Вызывает возражение и прогрессивная шкала налогообложения, поскольку, в таком случае, мы наказываем предприятие за высокий вклад в рост национального продукта. Это не касается монопольных текстур, которые свою высокую прибыль, часто, формируют за счет убытков других участников рынка. В некоторых исследованиях отмечается, что фирмы, обычно, преследуют две различные цели: получение прибыли и расширение производства и рынков сбыта. На самом деле цель одна, поскольку прибыль равна росту. Если вы свою прибыль потратите не на средства производства, а на товары, то это вызовет экономический рост производителей этих товаров.

Микроэкономика и макроэкономика долгое время существуют обособленно друг от друга, находя мало точек пересечения. Так как прибыль отдельного предприятия (микроэкономический показатель) связана с экономическим ростом (макроэкономический показатель), то возможно нахождение связи между деятельностью участников рынка и такими показателями, как инфляция, безработица, конкуренция, уровень зарплат, цены на ресурсы.

Высокая инфляция, высокие цены на сырье и недвижимость, растущие зарплаты и процентные ставки, падающий экономический рост и прибыли – вот основные признаки будущего кризиса. Он, практически, неизбежен. Наступил предел экстенсивного роста. Что же дальше? В данных условиях, когда рост стремится к 0, рентабельность некоторых предприятий становится отрицательной. В ответ, они начинают снижать затраты на труд и капитал, что приводит к росту безработицы и снижению инфляции и производства. Стоимость факторов производства также снижаются. Но наращивать выпуск продукции не имеет смысла, поскольку даже небольшой рост снова вызовет подорожание труда и ресурсов, что критически снизит рентабельность и последует возврат в точку кризиса.

В начале 1970 г. это были ресурсосберегающие технологии, в 1980-х г. г. были внедрены компьютеры, мобильная связь, интернет, что позволило существенно увеличить производительность и снизить затраты.

Командно-административная форма экономики способна длительно развиваться без кризисов, за счет планирования количественного использования ресурсов, то есть только в условиях экстенсивного роста. Отсутствие существенных стимулов не позволяет эффективно внедрять технологические и управленческие новшества. Это низкоэффективный низкоконкурентный рост.

Что же нас ждет в будущем? Неужели мы приговорены вечно жить в ожидании очередного, пусть и предвещающего инновации, кризиса? Возможно, да. Но, все же, некоторые нынешние и прошлые события дают нам надежду. А. Гринспэн, бывший глава ФРС, верно отметил, что ВВП, успешно развивающихся стран, неуклонно и быстро легчает. Совсем недавно из 1 кг. металла экономика создавала товар, стоимостью в 50 долл., а теперь – около 400 долл.

Удивительный рост производительности капитала. Более того, рождается, чтобы там ни говорили разочарованные игроки, новая экономика. Она создает практически невесомый товар, доля капитальных затрат в котором незначительна: компьютерные программы, информационные услуги, интернет-торговля, интернет-образование, связь. Часть данных продуктов в ВВП стран неуклонно возрастает. Новая экономика не нуждается в дорожающем сырье, ей нужен только производительный труд, который зависит только от уровня знаний и умений внедрять эти знания в продукт. В условиях непрерывного создания и роста инноваций нет места кризисам. Экономика, ступив на скользкий экстенсивный путь, сразу же получает инновационный рывок и оказывается на интенсивной траектории.

Великий Keynes J. M., конечно, ошибался полагая, что для выхода из кризиса, достаточно правительству закопать ассигнации и заставить население их искать или привлечь население для копания траншей, увеличивая, таким образом, спрос и занятость. Экономический рост никогда не наступит. А с копанием траншей отлично справиться экскаватор или квалифицированный труд вообще избавит нас от ненужного рытья, как это произошло в результате конкуренции между традиционной и сотовой связью. Правительства в такие моменты должны стимулировать появление новых отраслей, стимулировать активность и свободное предпринимательство, обучение и переобучение и тогда, спустя некоторое время, мы будем рассказывать, с улыбкой на лице, нашим детям и внукам о последнем кризисе капитализма.

События недели is powered by

Каталог обзоров