События недели Новостная лента

Российская экономика: все еще нуждается в структурных реформах

Россия начала свои рыночные реформы в январе 1992 года, спустя всего несколько дней после роспуска СССР, состоявшегося в конце декабря 1991 года. Тогда большинство экономистов говорили о необходимости структурных реформ. Главная мысль данной работы заключается в том, что эта необходимость остается до сих пор, то есть спустя 11 лет.

С начала реформ, в экономике России произошли важные изменения, сопровождающиеся чередой подъемов и кризисов. Вспомним инфляцию и коллапс производства сразу после распада Союза, последующую некоторую стабилизацию до августовского дефолта 1998 года и затем нынешний рост. Последний четырех годичный рост экономики привел к тому, что многие забыли о необходимости дальнейших структурных реформ, поверив, что они могут быть либо отложены, либо не нужны совсем. Однако, именно сейчас, не дожидаясь очередного спада или кризиса, вызванного внутренними или внешними причинами, Россия может легко предпринять шаги, необходимые для осуществления реформы.

Значимость создания рыночных институтов остается актуальной и сейчас. Одним из важнейших примеров является банковская система, играющая ключевую роль в рыночной экономике. В России сегодня имеется много банков, но нет ни одного, функционирующего аналогично Западному банку. Они лишь «изображают из себя банки», то есть являются, если вспомнить российскую историю, своего рода «потемкинскими деревнями». Я имею в виду, что эти банки не выполняют функций банков, так как это понимается в рыночной экономике: то есть эти банки не аккумулируют сбережения для инвестиций. Хотя российские банки принимают сбережения, они мало делают для инвестирования. Западные банки обычно делятся на коммерческие банки, обеспечивающие фирмы оборотным капиталом и инвестиционные банки, представляющие долговременные займы. Российские банки не делают ни того, ни другого. Они представляют собой скорее спекулятивные пулы фондов, напоминающие западные хедж-фонды. Российские банки делают очень мало для обеспечения фирм оборотным или инвестиционным капиталом. Итак, эти, так называемые банки не выполняют функции банков и, следовательно, можно сказать, что в России нет банков.

Другие рыночные институты просто не присутствуют в российской экономике. Это, например, деловой кодекс и работающая судебная система, страхование, отчетность и т. д. В Западной экономике мы рассматриваем их как заданные, понимая, что если они не существует, то рыночная экономика не может функционировать. Основа структурных реформ в России заключается именно в создании этих институтов.

Первое заявление российских и американских экономистов было опубликовано в главном органе российских интеллектуалов «Независимой газете» 1 июля 1996 года. Вместе с О. Богомоловым мы составили это заявление и распространили среди известных американских и российских ученых. Его согласились подписать российские экономисты, многие из которых возглавляли ведущие академические институты. Среди американских подписантов было пять Нобелевских лауреатов. В конце 1996 года это письмо было опубликовано также в журнале Экономические заметки, выходящем на английском языке в Италии.

Данное заявление было предложено и Б. Ельцину в качестве основ новой экономической политики в России. Важным моментом этой пяти пунктной программы было предложение для российского правительства играть более важную роль в экономике, такую, как например, играют правительства в странах со смешанной экономикой — США, Швеции и Германии. Мы объясняли это тем, что правительство должно играть координирующую роль в формировании частных и общественных институтов рыночной экономики для решения обсуждаемых здесь задач. Мы отмечали, что естественная реакция российского правительства, стремящегося избавиться от плановой экономики, была минимизация роли государства. Однако, следующим шагом, по нашему мнению, должен быть шаг оживления и переориентации государственных инициатив для преодоления экономической депрессии, инфляции, бегства капиталов и других структурных недостатков экономики. Мы подчеркивали, что шоковая терапия, начатая в январе 1992, была направлена почти исключительно на создание частного сектора. Однако, в 1996 году, как раз пришло время, заняться гос. сектором, проводя реструктуризацию промышленности и установлением рыночных институтов. Итак, мы повторяли, что российское правительство должно создавать рыночные институты, о которых говорилось в моей предыдущей статье. Эти институты должны включать права собственности, жизнеспособную валюту, усиление законодательной системы, регулирование монополий, меры по предупреждению воровства в частных приватизированных фирмах, а также простой, но сильный налоговый кодекс. Мы считали, что государство должно оказать содействие при создании коммерческих и инвестиционных банков, функции которые не выполняются российскими банками до сих пор. Государство могло бы быть полезным при улучшении таких рыночных функций, как отчетность, страхование, реклама и т.д. Мы подчеркивали, что многие проблемы российской экономики прямо или косвенно связаны с тем фактом, что государство не смогло сыграть правильную роль в рыночной экономике. Все рекомендации по структурным реформам, сделанные в то время, остаются в силе и сейчас.

Вывод заявления был таков, что только следование нашим рекомендациям усилит российскую экономику. Он остается верным и сейчас, когда задачей правительства по-прежнему остается усиление его роли для продвижения структурных реформ. Более того, именно сейчас, в период роста эти реформы легче осуществить.

Стабилизация определяла границы гос. дефицита и другие элементы макро экономической политики, которые МВФ и МБ проводили на практике как условия для представления кредитов в странах Латинской Америки для преодоления в них структурной инфляции. Однако шоковая терапия не стабилизировала экономику, а скорее вела к положению, представляющему собой комбинацию депрессии и инфляции. Наблюдался чудовищный спад промышленной продукции с поддерживающимся ростом инфляции, уничтожившим все сбережения и средний класс, то есть ту часть населения, которая составляет ядро любой политической и социальной системы. Одним из многих последствий неудачи политики стабилизации и последующих за ней депрессии и инфляции является истощение инвестиций, разрушение капитала и отток его за границу. Это сопровождалось массовой безработицей, падением заработной платы и жизненного уровня, ведущих к обнищанию большей части населения. В то время как жизненные условия ухудшались, сеть социального обеспечения сокращалась, поскольку такие услуги государства, как здравоохранение, образование, субсидирование жилья и продуктов питания становятся недоступными для большинства населения. В дополнение, все другие системы социального обеспечения, стандартные для современного государства, такие как охрана окружающей среды, образование, наука и технологии, также приходят в упадок. До сегодняшнего дня эти системы не оправились от шоковой терапии и должны быть восстановлены. решенными.

Институты — первый элемент формулы «ICG», это институты, инкорпорированные в рыночную экономику, которые должны функционировать так, как я рассказывал в предыдущих публикациях. Я отмечал, что государство должно играть важнейшую роль в деле распространения этих институтов по всему частному сектору экономики и это остается актуальным и сегодня.

Конкуренция, вторая часть формулы «ICG», означает создание новых предприятий, в том числе, возможно, и новых государственных предприятий, которые будут стимулировать конкуренцию. До сих пор в России мало конкуренции, но именно она является «секретом рыночной экономики», а не частная собственность. Мы с самого начала учим наших студентов экономики, что именно «конкуренция» заставляет работать западную экономику. При этом конкуренция должна быть и в предложении товаров и услуг, и в предложении рабочей силы, и во всех элементах производственного процесса. Приватизированные монополии остаются монополиями и представляют собой еще худший случай, чем государственные монополии, поскольку никто их не ограничивает в ценообразовании и эксплуатации ресурсов. И сегодня проблемы конкуренции остаются актуальными.

Государство — третья часть формулы «ICG» означает, что государство играет активную роль в управлении экономикой, создании соответствующих институтов, конкуренции и устойчивого климата для всех предпринимателей.

Китай является важным примером подхода к реформам. Он также проводил реформы перехода от гос. экономики к рыночной, но в отличие от российского опыта, здесь был обеспечен самый высокий в мире устойчивый рост. В Китае имеется активное правительство, которое играет важную роль в экономике, обеспечивает законность и помогает создавать институты как с помощью внутреннего бизнеса, так международного. Китай не пытался приватизировать все государственные предприятия, а скорее стимулировал создание новых частных, часто принадлежащих городу или деревне. Он эффективно использовал стратегию экспортно-ориентированных отраслей, опираясь на иностранные рынки и капитал. Китай привлек большие суммы частного иностранного капитала, в силу того, что создал благоприятные условия его функционирования.

Запад делает вид, что он чрезвычайно доволен положением в российской экономике. Многие считают, что проблемы перехода «решены», а другие, которые были сторонниками «шоковой терапии», концентрируются лишь на положительных моментах, чтобы показать, что реформы работают и рост «за углом».

Однако, Запад должен по-иному подойти к кризису политики «шоковой терапии». Первым шагом должно быть осознание того, что эта проблема существует и имеет глубокие политические, социальные и международные последствия. Запад может представить помощь в создании рыночных институтов, налаживании конкуренции и убедить правительство России действовать на основании формулы ICG. Техническая помощь такого рода более важна, чем финансовая, поскольку последняя обычно оказывается на офшорных счетах. МБ должен понять, что любая его финансовая помощь слишком мала в сравнении с объемом всей экономики России и что она часто захватывается преступными элементами или просто уходит за рубеж. Вместе с тем условия, на которых МБ представляет свои займы часто оказываются смирительной рубашкой для правительства и запрещают ему действовать независимо. МБ должен отказаться от своих требований и изменить природу помощи с финансирования на техническое содействие в создании институтов рыночной экономики.

Во-первых, российское правительство должно играть более важную роль при переходе к рыночной экономике. Таким образом, необходимо поднять на более высокий уровень его влияние на экономическую политику. Ответственность каждого правительства в рыночной экономике заключается в установлении макроэкономических условий и поддержке функционирования рыночных институтов. Кроме того, перед российским правительством стоят задачи реформирования, подъема и развития. Мы отмечали, что политика «свободного рынка» была частью «шоковой терапии» и потерпела поражение. Поэтому государство должно заменить ее программой большего участия в экономике, то есть приблизиться к уровню современной рыночной экономики. Активное правительство должно взять на себя инициативы поощрения рынка, преодоления депрессии, инфляции, бегства капитала и других отрицательных последствий «шоковой терапии». Российское правительство должно облегчить структурную перестройку промышленности с помощью активной промышленной политики. Многие проблемы в российской экономике обусловлены прямо или косвенно именно тем, что государство не играло отведенной ему роли в рыночной экономике. Все эти рекомендации остаются верными и сегодня.

Во-вторых, российское правительство должно играть координирующую роль в создании общественных и частных институтов, необходимых для функционирования рыночной экономики. Оно вместе с региональными правительствами 89 регионов должно оказывать всяческую поддержку формирования основной рыночной инфраструктуры.

В третьих, необходимы решительные меры правительства, с тем, чтобы предупредить дальнейшую криминализацию экономики. В отсутствие вмешательства государства в России возникла криминальная, коррумпированная экономическая система. Преступники заполнили вакуум рыночных институтов, создав собственные. Это заключение контрактов под угрозой жизни и собственности, продажные суды, контроль мафии над важнейшими секторами российской экономики и коррумпированные чиновники. Правительство должно остановить раковую опухоль преступности и коррупции, поднять доверие к этическим стандартам и снизить социальное неравенство. Проводя такую политику, правительство улучшит деловой климат, стимулирует инвестиции и рост производства. Эти рекомендации остаются в силе и сегодня.

В-четвертых, действия правительства должны быть направлены для преодоления экономического спада, крупнейшего в современной истории. Макроэкономическая политика должна сдвинуться с позиций стабилизации к стимулированию не инфляционного роста. Российская экономика не может стабилизироваться сама собой и восстановить свои тяжелые потери. Правительство должно помочь создать благоприятные макроэкономические условия. Государство должно также оказать содействие в создании продуктивного капитала, обеспечить здравоохранение, охрану окружающей среды, науку и социальные инвестиции. Все эти реформы актуальны и сегодня.

В-пятых, российское правительство должно признать важность конкуренции с рыночным клирингом. Политика правительства должна стимулировать создание новых конкурентоспособных предприятий, особенно в областях новейших технологий, информатики, биотехнологии и т.д., где Россия имеет сравнительные преимущества, обладая продвинутой научно-исследовательской базой. Такие предприятия могут стать стимулом для инвестиций, производства, занятости. Новые предприятия будут конкурировать за лучшие ресурсы приватизированных государственных компаний, которые успешно преодолели недостатки прошлого — излишнюю величину, устаревшие технологии, недостаток инициативы, некомпетентность управляющих и т.д. Новые конкурентоспособные предприятия — местные или с иностранным участием — также могут быть полезными для решения указанных проблем.

В-шестых, необходим новый соц. контракт, включающий систему социальной защиты, которая способствовала бы смягчению экономического неравенства и удовлетворяла бы требованиям демократической рыночной системы. Социальные последствия «шоковой терапии» были катастрофическими: резко возросла абсолютная бедность, снизился уровень жизни, что отразилось на здоровье населения и длительности жизни и т.д. Для улучшения положения необходимо создать новую систему субсидированных социальных услуг, аналогичную существующей на Западе.

В результате, после распада СССР России достались две сферы экономики, конкурентоспособные с Западом, которые могут успешно использоваться для ее интеграции с мировой экономикой.

Первый сектор — это природные ресурсы. Второй — представлял все отрасли, которые зависели не столько от государственных технологий или производства, а скорее от качества человеческого капитала. Этот сектор остается важнейшей областью, в которой Россия может иметь относительные преимущества. Многие из данных секторов могут для развивающихся стран стать ядром современной «новой экономики» высоких технологий. Мы замечали, что при правильном подходе российский научный и технологический сектора могут успешно продавать свои продукты, имеющие потенциальные рынки во всем мире, и в итоге стать локомотивом всей экономики. Производства с высокой технологией потенциально могут заменить энергетический сектор, полезные ископаемые и оружие и стать экспортными секторами экономики России с возможностью отпочкования во все другие области экономики. Основные исследовательские институты Российской Академии наук, особенно разрабатывающие атомные, военные и космические программы, могут играть решающую роль в этом развитии. Они могут представить людские и другие ресурсы для обеспечения России ведущей роли в таких областях высоких технологий как суперкомпьютеры, их математическое обеспечение, коммуникации, лазеры, биотехнология. Некоторые западные фирмы и правительства уже использовали продукты этих технологий или сотрудничали с российскими институтами в исследованиях и развитии новых продуктов. Именно эти области высоких знаний, а не добывающие или старые отрасли с «дымовыми трубами» представляют собой потенциальный источник роста российской экономики.

Если бы были обеспечены нормальные условия для развития высоких технологий, то они могли бы оживить российскую экономику и ускорить ее интеграцию в мировую экономику. Никакой другой сектор, включая энергетический, добывающий, производство оружия или тяжелая промышленность, не имеют сравнимый с сектором высоких технологий потенциал для производства, занятости, производительности, роста, инвестиций и экспорта.

Хотя многие исследовательские центры были доведены до самого плачевного положения, некоторым удалось выжить и несколько компаний — российских и международных — проявили интерес к их потенциалу. Последнее, в частности верно для проектов по программному обеспечению, ядерной физике, физике низких температур, органической химии, фармакологии, современной оптике и т.д. Учитывая высокий уровень человеческого потенциала, Россия имеет все возможности стать во главе многих областей высоких технологий. Россия может начать развитие ключевых проектов, где она имеет сравнительные преимущества. Эти проекты могут показать потенциал целевого подхода, явиться примером или инкубатором соответствующих технологий, ведущих к дальнейшему развитию научных секторов экономики. Примеры этих первых проектов включают технологии, которые уже развиты в российских научно-исследовательских институтах и находятся в стадии операций на пилотных фабриках. Одна из новейших технологий, например, метод сжигания производственных и местных отходов, используя их в качестве топлива. Этот метод позволяет уничтожать отходы, не загрязняя окружающую среду и в тоже время генерировать электрическую энергию. Соответствующая технология была разработана в Институте химической физики РАН и была опробована на пилотных заводах в России и Финляндии. Другой пример новейшей технологии — предсказание землетрясений и идентификация минеральных ресурсов с помощью техники распознавания образов, развитой российскими учеными — математиками, которые опробовали ее в Международном институте по теории предсказания землетрясений и Институте математической геофизики. Это только два примера научных разработок, которые могут иметь коммерческое значение мирового масштаба. Имеются и другие весьма обещающие проекты развития новейших технологий, в которых Россия находится на передовой позиции. Эти примеры включают новейшие технологии добычи нефти с помощью катализаторов, развитие новых композиционных материалов и биотехнологии.

Итак, имея колоссальный человеческий капитал, в котором до сих пор сосредоточен наибольший в мире контингент ученых и инженеров и обладая сильными научными и техническими институтами, Россия содержит в себе колоссальный потенциал технологического развития. Этот вывод остается верным для России и по настоящий момент.

Хотя с начала реформ российская экономика испытывала падения и взлеты, сейчас она находится в фазе, когда необходимы серьезные структурные реформы, имманентные настоящей рыночной экономике. Многие из этих реформ описаны в моих предыдущих работах и в двух совместных заявлениях российских и американских ведущих экономистов. Главное в них, это инициативы, которые должно проявить российское правительство для создания рыночных институтов и поддержки определенных ключевых отраслей, включая коммерциализацию российской науки и технологий.

События недели is powered by

Каталог обзоров