События недели Новостная лента

Экономическая динамика

Природу прибыли проще всего понять в условиях простого безденежного обмена, когда понятия прибыли и экономического роста становятся, фактически, неразличимы, превращаясь, в синонимы. Прибыль компании в данных условиях быть может материализована лишь в виде дополнительно выпущенного продукта, а значит и сумма прибылей всех участников рынка равна общему доп. продукту или же, другими словами, экономическому росту. В действительности же денежного обмена должна существовать возможность траты прибыли на приобретение потребительских или инвестиционных товаров, поэтому равенство между прибылью и экономическим ростом будет сохранено. Любое неравенство между ними, порожденное изменениями денежной массы или неэффективным расходованием государством денежных средств, полученных в виде налогов (с прибыли), немедленно устраняется инфляционными или дефляционными процессами.

Таким образом, прибыли, являясь микроэкономическими показателями, трансформируются на макроуровне в величину, равную экономическому росту. Существующая связь между экономическим ростом и прибылью позволяет выявить механизмы экономического развития, неизбежность наступления периодов депрессий и последующих экономических подъемов, которые, безусловно, неизбежно заканчиваются экономическими кризисами.

Прибыль и экономический рост.

Экономическое равновесие, при котором прибыль и экономический рост равны нулю, представляет из себя, конечно, частный случай общей картины многообразных динамических изменений, происходящих в реальном экономическом мире. Источники прибыли и производственного роста возникают в условиях равновесия, являясь разрушителями последнего. Поэтому, логично, начинать рассуждения с состояния равновесия.

Таким образом, частный интерес (прибыль) содействует процветанию всего общества (экономический рост). Попытка получить прибыль и ослабить конкурентное давление приводят к внедрению инновационных решений, повышающих эффективность использования имеющихся ресурсов. Другие устремляются следом и, очень скоро, все ресурсы используются одинаково эффективно. Конкуренция усиливается и очередной герой обдумывает свой шаг, чтобы стать первым. Дорожающие ресурсы требуют все более производительного использования. Их расход на единицу продукта неуклонно снижается а, если это становится невозможным, то активно идет поиск нахождения альтернативы. Вот почему, миф о «вечно дорожающей нефти» так и останется мифом. История знает много примеров «вечных ресурсов», одно время это была медь, затем алюминий, но об этом уже мало кто помнит. Замена дорожающему ресурсу находится всегда, правда, есть одно исключение и альтернативы ему нет и никогда не будет. Это труд и его стоимость, выраженная в, привычной нам, зарплате будет повышаться всегда. Если взглянуть на графики стоимости ресурсов на протяжении достаточно длительного времени, то окажется, что реальные цены всех ресурсов не растут или растут незначительно. Дорожает только труд и будет дорожать всегда.

Экономические циклы.

Из всего вышесказанного следует вывод, что сумма прибылей всех участников рынка за определенный период равна приросту конечного продукта, произведенного за тот же период, или, другими словами, экономическому росту. Инфляция осложняет картину, но не меняет главный вывод: номинальная прибыль равна номинальному экономическому росту.

Мы двигаемся к очередному кризису или состоянию равновесия. Привлечение новых дорожающих ресурсов приводит к дальнейшему снижению прибылей и компании замедляют свое расширение и рост производства. Уменьшается и рост инфляции, а также, занятости. Разразившийся кризис заставит всех искать выход и он будет найден в виде технологических и организационных инноваций. В этот раз таким решением стали, скорее всего, энергосберегающие технологии, а в 1990-х станет массовое внедрение персональных компьютеров, чуть позже мобильная связь и Интернет. Это стало причиной длительного периода стабильного развития вплоть до 2000-х годов. Подъем (интенсивное развитие) не вызывает роста инфляции и снижения безработицы, более того, более производительный труд может на некоторое время уменьшить занятость, что не соответствует кривой Филипса. Когда большинство участников рынка выбирают путь прогрессивных изменений, рост достигает максимума и наступают времена экстенсивного развития. Все повторяется и никакие искусственные действия, продиктованные самыми лучшими намерениями, ничего не изменят. Они могут только усугубить проблему. Регулирование с помощью процентных ставок приводит к излишней или недостаточной денежной ликвидности, что провоцирует финансовые и производственные предприятия на неоправданный риск, который позже может привести к разорению. Такая самоуверенность всегда наказуема.

Почему же кризис носит такой всеобъемлющий и глобальный характер, затрагивая абсолютно все отрасли и страны? Во-первых, не всегда кризис одновременно происходит во всех странах и отраслях. Нам известны кризисы отдельных стран и регионов, мы, часто, наблюдаем одновременно ряд стагнирующих и бурно развивающихся отраслей. Во-вторых, более 200 лет назад кризисы и революции происходили в различных странах в разное время. Но, тем не менее, простым совпадением объяснить глобальный характер таких кризисов невозможно, хотя бы, в силу ничтожной вероятности таких событий. По-видимому, это происходит по той же причине, по которой происходит выравнивание прибыльности различных отраслей и темпов экономического роста различных регионов. Причина в глобальности и мобильности экономики отдельной страны и мира в целом. Если наблюдается рост прибыли в отдельной отрасли, то, очень скоро, туда будут направлены усилия, ресурсы и финансы многих сторонних компаний и предпринимателей. Для них открываются новые возможности получения высоких доходов и быстрого роста. Темп развития отрасли ускорится и, через некоторое время, прибыли и экономический рост станут нормальными. Данное справедливо и для отдельной страны или региона, при условии их открытости, в условиях мирового рынка. Ресурсы стали общими и доступными, но пользуется ими, преимущественно, тот, кто больше за них платит, то есть, использует их наиболее производительным и эффективным способом. Поэтому промышленные производства переносятся в регионы с дешевой рабочей силой, увеличивая производительность и зарплаты этой самой рабочей силы. Или сама рабочая сила перемещается в регион, где ее используют более эффективно и платят больше. Поэтому и рынки, и регионы развиваются все более синхронно, одновременно вступая в фазы спада или бурного подъема.

О существовании циклов деловой активности заговорили чуть более 200 лет назад. А что если до этого кризисы не случались? Безусловно, это не так. Просто темпы экономического развития были намного ниже и, чтобы инновация себя исчерпала, а все доступные ресурсы использовались наиболее производительным, для того времени, способом, требовалось гораздо больше времени. Сильные кризисы, за которыми следовали, к примеру, смены политико-экономических формаций, происходили раз за многие сотни лет. После данных революционных изменений следовал огромный период успешного развития, который неизменно заканчивался длительным периодом застоя. По некоторым историческим данным темпы роста несколько тысячелетий назад составляли в среднем несколько сотых долей процента, 300 – 500 лет назад – несколько десятых долей процента. По сравнению с нынешними темпами роста это меньше в 10 – 100 раз. Именно во столько раз и сократились циклические периоды. Только в 19 веке, благодаря достижениям промышленной революции в Европе, темпы роста экономики приблизились к нынешним и на существование экономических циклов обратили внимание.

Почему внедрение инноваций не носит постоянный характер, ведь это помогло избежать кризисов? Во-первых, потому что, как писал еще Й. Шумпетер, научные и технологические революции происходят не каждый день. Во-вторых, в условиях существования прибылей предприятия и организации не заинтересованы во внедрении рискованных новшеств, их и так все устраивает. Кроме того, благодаря кризисам намного легче происходит перераспределение прав собственности от неэффективных к более эффективным собственникам. Что будет в будущем? Покажет время.

Совершенная и несовершенная конкуренции.

Современное определение совершенной и несовершенной конкуренций, в котором важнейшим является количество фирм на рынке, в реальной экономической жизни часто вызывает сомнения. Каждый из нас знает множество примеров, когда 3 – 4 инвестора на рынке ведут такую непримиримую борьбу друг с другом, с такими сюжетами и поворотами, которые и не снилась рынкам с 40 участниками. На одних рынках кипят страсти, на других гробовая тишина и это мало зависит от размера рынка, рыночных долей и числа соперников. Определяющим является нечто другое, а именно, прибыль. По размеру последней судят о степени конкуренции. Если большинство предприятий имеет высокую прибыль, то незачем устраивать «ценовые войны», завоевывать новые территории, выпускать новый продукт. Все на таком рынке чувствуют себя достаточно спокойно. Но все меняется, если начинают снижаться прибыли, а следовательно, и экономический рост. Когда рост совсем исчезнет, то самая незначительная прибыль одного из игроков, обернется для всех остальных убытками или снижением производства и потерей доли рынка.

В состоянии равновесия и, так называемой, совершенной конкуренции рост равен нулю а, следовательно, уровень конкуренции устремляется в бесконечность. По мере возобновления роста конкуренция начинает падать и при достижении максимального значения роста (например, 5%) принимает минимальное значение (20), а затем снова устремляется вверх. Неидеальной становится конкуренция при экономическом росте отличном от нуля и начинает принимать конкретные значения.

Чтобы оценить уровень конкуренции в отрасли, достаточно установить значение экономического роста данной отрасли в данный момент времени.

Процент.

Считается, что ставка процента это денежный феномен и зависит от спроса на деньги и предложения денег. Количественная зависимость предложения денег от ставки процента носит восходящий характер, а спрос – нисходящий характер. Точка пересечения устанавливает равновесную ставку процента. Регулируя количество денег в экономике, можно увеличивать или же понижать деловую активность, избегая, таким образом, перегрева экономики в периоды бурного роста и смягчая последствия в периоды депрессий. Попробуем проиллюстрировать, что такая самоуверенная точка зрения, очень часто, представляет опасность и приводит к снижению темпов экономического роста, порождает безответственность и неоправданный риск и усугубляет последствия кризиса.

Для начала, покажем, что процент не является денежным феноменом и, в отсутствии денег, становится идентичен понятию ренты. Представим себе собственника земли, из года в год самостоятельно обрабатывающего землю, и, получающего постоянный урожай. Его доход равен расходу, а прибыль равна нулю. Общие затраты включают в себя затраты на обработку и поддержание постоянной производительности земельного участка, затраты на содержание семьи и обеспечение ее членов всем необходимым, гос. налоги и прочее. Все это осуществляется путем простого обмена. Если какая-то часть урожая остается, то она, со временем, обменивается на какие-то дополнительные блага, что также является затратами. В такой ситуации большого интереса нет у собственника земли сдавать ее в аренду, а у арендатора брать ее. Если арендатор оставит себе малую часть дохода, то, именно, эту же часть дохода потеряет собственник и общая прибыль будет равняться нулю. Часто, под рентой понимают все платежи в виде урожая, полученные собственником, но это, всего лишь, возмещение общих затрат. С таким же успехом, можно позволить арендатору оставлять у себя весь урожай, но обязать его возмещать все затраты владельца земельного участка и его семьи. Для экономики в целом ничего не изменилось, если оставить в покое моральные аспекты, и реальная рента отсутствует. Но все изменится при условии качественного улучшения обработки земли, появления новых орудий труда и применения удобрений. Урожайность повысится и в конце года образуется прибыль, которая, скорее всего, будет поделена между собственником и арендатором, а в предельном случае вся достанется собственнику. Реальная рента теперь будет равна прибыли или экономическому росту. А рента, выраженная в процентах, будет в точности равна норме прибыли или росту ВВП данной экономической системы, выраженной также в процентах. Теперь собственник ежегодно, выражаясь современным языком, от вложенных средств, которые представляют из себя стоимость земли, будет получать процент, равный экономическому росту. При наличии денег в экономической системе, собственник мог продать землю и получать тот же процент в банке. Но суть остается прежней: процент и рента равны или близки к номинальному экономическому росту или сумме уровня инфляции и реального экономического роста.

Что же произойдет в итоге искусственного регулирования ренты и процента? В случае повышения последних арендатор откажется от обработки земельного участка, потому что его прибыль будет меньше размера ренты, а собственник попытается продать землю, что в новых условиях будет сделать крайне трудно, поскольку, положив деньги в банк, можно получить больше, чем обрабатывая землю. Желающих положить деньги в банк под проценты станет необыкновенно много, а взять кредит очень мало, потому что существующие прибыли не позволяют вернуть заем целиком. При искусственном понижении ставок вокруг собственника земли соберется уйма желающих обрабатывать землю, но получит ее, возможно, не самый умелый и эффективный, так как собственнику становятся безразличны качества арендатора. Больше, чем установленная ставка он не получит. Экономический рост сократится, а вокруг банка соберутся талантливые предприниматели, не сумевшие получить кредит. Реальность не так страшна, поскольку во многих странах ставки процента регулируются количеством денег в экономике. При этом рыночная система сама себя регулирует: изменяется уровень инфляции. Реальные ставки продолжают соответствовать реальным прибылям и реальному экономическому росту. Но зачем создавать проблемы там, где их нет. В условиях падающей экономической активности процентные ставки и так снижаются. Дополнительное снижение вызывает у большинства неоправданные ожидания и создает в будущем огромные проблемы, которые решаются за счет налогоплательщиков. Искусственное регулирование процентных ставок вызывает избыточную или недостаточную банковскую ликвидность и лишено всякого практического смысла.

События недели is powered by

Каталог обзоров