События недели Новостная лента

Что направляет длинные волны

К объяснению больших циклов Кондратьев подошел с точки зрения теории равновесия. Фундаментом его оказался не марксистский философский подход, а механистическая концепция – упрощающая действительность и не дающая необходимых ответов. Экономист не зациклился на анализе внутренних противоречий мирового капитализма, способных обуславливать продолжительные периоды его развития. Однако в попытке дать объяснение больших циклов, Кондратьев смог указать на многие удивительные детали волнового развития.

Кондратьев считал, что «волнообразные колебания или колебания конъюнктуры капиталистического хозяйства представляют из себя процессы то нарастающего, то ослабевающего нарушения равновесия капиталистической системы, то усиливающегося, то ослабевающего отклонения ее от уровня нормы». При данном экономист считал, что система элементов капиталистического хозяйства никогда не находится в состоянии полного равновесия. Но ее волнообразная динамика, как отмечал Кондратьев, указывает, «что данная система имеет тенденцию к равновесию, что ее волнообразные колебания происходят в каждый данный период около какого-то уровня равновесия». Другими словами, «взаимоотношение между колеблющимся конкретным количественным выражением всех отдельных элементов капиталистической системы хозяйства и их уровнем при условии ее равновесия аналогично тому, которое согласно общему мнению существует между рыночной ценой и ценой производства (или нормальной, естественной ценой), между индивидуальной и средней нормой прибыли и так далее».

Постоянно происходящие изменения капитализма делают «уровень равновесия» совершенно непостоянной величиной, отмечал Кондратьев. По его мнению, для каждого периода истории должен существовать свой уровень равновесия. Дальнейшие рассуждения подвели ученого вплотную к ответу на вопрос о происхождении волнового развития капитализма.

Кондратьев обратил внимание на изменения равновесия спроса и предложения с учетом колебаний себестоимости товаров. Изменение размеров производства и использования по отраслям также было отмечено Кондратьевым как необходимая особенность волнового хозяйственного развития. Исходя из данного, можно было уже поставить вопрос о доступности ресурсов необходимых экономике для продолжения роста как факторе качественных в ней перемен. Экономист подчеркивал, что запас основных капитальных благ постоянно меняется, как меняется и их распределение. Однако ориентация на усредненные показатели, сглаживающие кризисные колебания в рамках больших циклов, помешала ему сделать еще один революционный шаг в науке.

В рамках своей попытки объяснить длинные циклы, Кондратьев выделил несколько уровней равновесия. Равновесие первого порядка это короткий период времени. В течение него «производство, а следовательно, и предложение товаров не могут существенно измениться, расшириться или сократиться». Спрос и предложение товаров «можно рассматривать как величины данные и определенные». Между спросом и предложением на рынке при данных условиях установится равновесие, «которому будет соответствовать определенный уровень и соотношение рыночных цен».

Равновесия второго порядка понималось Кондратьевым как «равновесие рыночных цен с ценами производства, и равновесие в размерах производства-потребления в различных отраслях хозяйства, опирающегося, однако, на ту же массу основных вовлеченных в производственный процесс капитальных благ». Кондратьев относил к ним основные и крупнейшие строительные сооружения, кадры квалифицированного труда, крупнейшие мелиорации и так далее. Равновесие третьего порядка устанавливается в ходе продолжительного периода. Оно касается «не только спроса-предложения, не только размеров производства на основе данного уровня производительных сил». Оно является равновесием «в распределении изменившегося запаса основных капитальных благ».

В данной схеме имело место упрощение действительности. Описанная трехуровневая модель изолировала процессы по периодам различной длительности, что исследователей считал не простым делом в действительности.

Если бы принцип анализа был другим, основывался на изучении происхождения спроса в различные периоды истории капитализма, то возможно было бы установить: в чем состоят причины повышения производства средств производства и предметов потребления. Оказалось бы возможным проследить в каких условиях перепроизводство потребительских товаров приводит к долговременному падению выпуска средств труда, а простой на первый взгляд кризис перепроизводства оборачивается системным кризисом капитализма. Обнаружился бы удивительный факт регулярного совпадения подобных продолжительных кризисов с моментами смены длинных волн.

Кондратьев справедливо отмечал, что «в капиталистическом обществе различные товары и блага выполняют свои хозяйственные функции весьма различное время по длительности». Он указывал, что для создания их создания необходимо неодинаковое время и средства. Одни предметы работают малое время и не требуют крупных единовременных затрат, другие – работают большее время и требуют для своего производства больших затрат времени и сил. К первым предметам «относятся значительные массы потребительских благ, многие виды сырья и других средств производства». Вторая группа большей частью включает орудия производства.

Третью группу, по Кондратьеву, составляют основные капитальные блага функционирующие десятки лет и требующие «весьма значительного времени и огромных затрат на их производство». К их числу экономист относил: крупнейшие строительства, значительные железнодорожные линии, каналы, большие мелиоративные сооружения и многое другое. Также, по мнению исследователя, к третьей группе стоило относить и «подготовку кадров квалифицированной рабочей силы».

Между тремя названными группами товаров и благ невозможно провести точных границ, полагал исследовательеизменную провести точную границу. Он считал, что согласно Марксу материальной основой периодических десятилетних циклов капитализма является «материальное изнашивание, смена и расширение массы орудий производства в виде машин, служащих в среднем в течение 10 лет». Кондратьев предполагал: «материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства». Процесс данный «идет не плавно, а толчками, другим выражением чего и являются большие волны конъюнктуры».

Время активного созидания основных капитальных благ оказывается периодом подъема, «длительного повышения конъюнктуры, хотя бы и прерываемого колебаниями более кратковременными». Происходит отклонение «реального уровня экономических элементов вверх от существующего уровня равновесия (3-го порядка согласно приведенной схеме)». Время штиля в строительстве основных капитальных благ является «периодом движения реального уровня экономических элементов к уровню равновесия и ниже его». Оговорка экономиста, что «в процессе развития цикла самый уровень равновесия, изменяясь, переходит на иную, как правило, на более высокую ступень», оставляет без ответа вопрос о том, что собственно делает необходимым производство капитальных благ.

Исследователь делает вывод: «большие циклы конъюнктуры представляют из себя процессы отклонений реального уровня элементов капиталистической системы от уровня равновесия (3-го и, может быть, более высокого порядка) данной системы, процессы, в течение которых сам уровень равновесия меняется». Кондратьев отмечал: чтобы осуществилась повышательная волна большого цикла, необходимы огромные затраты. Без них невозможно обновление и расширением основных капитальных благ, радикальные изменения и перегруппировка основных производительных сил общества. Необходимый капитал должен быть предварительно накоплен и сконцентрирован «в мощных предпринимательских центрах», чтобы затем его накопление могло продолжиться в большем темпе. Концентрации «способствует система кредита и фондовая биржа». Важна также «малая степень связанности капитала, обилие «свободного» капитала, и, следовательно, дешевизна его». При наличии названных условия требуется лишь, отмечает Кондратьев, чтобы вложение капиталов оказалось прибыльным.

Накапливающиеся к началу нового цикла технические изобретения делают капиталовложения в сферу производства наиболее рентабельными. «Повышательное движение конъюнктуры и рост производительных сил обусловливают обострение борьбы за новые рынки, в частности за рынки сырья». Орбита мирового рынка увеличивается, повышается значение стран, ранее слабо включенных в процесс международного обмена. Политические отношения обостряются между гос-вами и внутри них. Рост новых производительных сил повышает активность заинтересованных в нем классов и социальных групп. Создаются предпосылки для обострения борьбы против устарелых и тормозящих развитие социально-экономических отношений.

Кондратьев был абсолютно прав, утверждая, что происходящими в повышательные периоды переменами порождаются революции. Но его рассуждения имеют важный пробел. Из его теории не ясно, что именно заставляет капиталистов активно прибегать к новой технике, тогда как прежде когда она (будучи отчасти уже известной) не вызывала подобного интереса. Естественно без объективной необходимости перемены не может произойти. Вызывать технологические перевороты должна самая суровая экономическая необходимость, противоречия требующие разрешения, а не одно наличие благоприятных предпосылок.

Кондратьев пишет: инвестирование капиталов в ходе повышательных волн поднимает спрос на них. Процент на него начинает увеличиваться. Экономист полагает, что причина этого кроется «в развитии внешневоенных и внутренне-социальных потрясений». Увеличивается непроизводительное потребление (войны). Они с одной стороны «вызывают прямые разрушения и ослабляют темп накопления, с другой — повышают спрос на капитал».

Исследователь смешивает понятия капитал и деньги, строго разделяемые марксисткой политической экономией. Правительствам для ведения войн требуются денежные средства, которые становятся капиталом для предоставляющих кредиты банков. С другой стороны гос. заказы обеспечивают промышленности высокую прибыль. Она направляется на расширение производства, помещается под процент в банки или вкладывается в ценные бумаги (иногда того же правительства). Все это является накоплением капитала, пускай и фиктивного – бумаг дающих право на получение прибыли (акций – прежде всего).

Все операции с капиталом имеют смысл, только в том случае, если они обещают прибыль. Она движет хозяевами капиталов. Никогда буржуазия не направит средства для инвестирования в производство, если это сулит убытки или обещают меньшую прибыль, нежели иное применение капитала. Причем войны и революции благодаря перераспределению богатств могут необычайно способствовать накоплению капитала. Так Великая французская революция, несмотря на все материальные разрушения, обернулась для буржуазии невиданным обогащением. Если взять войны в общем, то они обогащают капиталистов одних стран, усиливают их позиции на мировом рынке и ослабляют капитал других государств, как правило, проигравших в конфликте. Все это делает невозможным отыскать некие усредненные показатели и требует более глубокого изучения. Описание процессов Кондратьевым оказывается неверным.

Полученный советским экономистом вывод о том, что происходящие в ходе повышательных периодов процессы ведут к недостатку капитала, выглядит как минимум спорным. Напротив быстрый промышленный рост, обусловленный высочайшей рентабельностью производства, содействует увеличению совокупного капитала. Все это происходит лишь до строго определенного объективного предела.

Когда оказывается невозможно с ользой сбыть производимые в прежнем либо большем объеме товары индустриальная гонка подходит к концу – наступает кризис. Обнаруживается дефицит капитала как платежного средства. Если прежде кредит дорожал из-за высоких потребностей промышленности, вызванных расширением производства, или дешевел по вине избытка свободных капиталов, то теперь цена на него поднимается. Причина данному – нехватка платежных средств. Остановка или замедление сбыта препятствует возвращению вложенных средств, в то время как необходимость осуществлять платежи поднимает потребность в них. Банки в свою очередь начинают действовать более осторожно.

Кондратьев не включил в свой анализ похожих размышлений. Из положения об обострении нехватки капитала в ходе повышательных волн он делал вывод: подорожание капитала создает предпосылки «для общего перелома кривой конъюнктуры к понижению». Преодоление повышательной инерции через продолжительное время приводит к началу понижательной волны большого цикла. «Прошлый темп инвестирования в капитальные сооружения падает. Активность всей хозяйственной жизни сокращается, цены понижаются». Вновь возникает потребность в появлении технических изобретений способствующих удешевлению производства. Подталкивает к этому, пишет экономист, депрессивное состояние хозяйственной жизни.

Высказанные положения не раскрывают причин приводящих к остановке роста и снижению процента на капитал. Но даже из схемы Кондратьева можно заключить: торможение роста индустрии, сокращение периодов подъема и рост продолжительности кризисов перепроизводства говорят об изменении ситуации со спросом. Он явно растет в ходе понижательных волн не так активно, как на протяжении волн повышательных. Однако сохранение увеличивающегося потребления (рынки продолжают расширяться) не позволяет понять, почему цены на сырье уменьшаются, тогда как никаких важных технологических оснований для этого нет. Ясно, что это может вызываться лишь расширением предложения. Но из чего тогда складывается в мире совокупный спрос и в чем его отличия от спроса повышательных периодов? Каковы законы развития спроса? И чем отличаются механизмы его удовлетворения в двух различных фазах большого цикла?

Продолжая развитие своей гипотезы, Кондратьев отмечал: в процессе понижательных периодов «сокращаются размеры инвестиций и ослабевают причины, сдерживавшие накопление». Это объяснение снижение ссудного процента на капитал во время понижательных волн не выглядит очень убедительным. В итоге (если даже отбросить ошибочное понимание экономистом процессов накопления капитала) снижение процента должно обосновываться большими, чем в повышательные периоды трудностями прямого инвестирования средств.

В реальности процесс накопления и концентрации капитала одинаково имеет место, как в повышательные, так и понижательные периоды больших циклов. Очевидное отличие состоит в том, что во время повышательных волн объективные условия гораздо больше благоприятствуют вложению средств непосредственно в производство. Связано данное с наличием более динамично растущего и более устойчивого потребительского спроса. Сельскохозяйственные депрессии времени понижательных волн недвусмысленно указывают на изменение истории с продовольственным потреблением.

Общее положение Кондратьева о том, что накопление капитала в ходе понижательных волн готовит повышательные волны, не выдерживает критики. Накопление капитала одинаково готовит и повышательные и понижательные периоды, ни в коей мере не ограничиваясь денежной формой. Однако, необходимо отметить, что инвестирование в производства делается более выгодным именно во время повышательных волн. Это поднимает вес предприятий связанных с реальным сектором, в то время как понижательные периоды делают более влиятельным банковский капитал.

Обуславливающие подобные перемены условия должны быть разобраны отдельно. Рассмотрения требуют также обстоятельства больших кризисов, оборачивающиеся «сгоранием» огромных капиталов как раз на стыке волн Кондратьева.

События недели is powered by

Каталог обзоров