События недели Новостная лента

Реформа украинского энергорынка: кому «повезет»

 

Верховная Рада во втором чтении и в целом приняла Закон “Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины”. Этот документ, за который было отдано 305 депутатских голосов, призван в корне изменить сложившуюся с середины позапрошлого десятилетия схему, по которой работает украинская энергосистема. “Либерализация!” — под таким лозунгом продвигали закон его сторонники. Кому на руку новые правила игры в энергетическом секторе Украины, и кто окажется в проигрыше?

Привычная схема

Еще действующий “старый” Закон “Об оптовом рынке электроэнергии”, действительно, устанавливает больше административный, нежели либеральный принцип для сектора. “Фундамент” последнего сейчас образует пул производителей электроэнергии (э/э) — ряд генерирующих компаний в разных сферах энергетики. Краеугольный камень системы в том, что генкомпании самостоятельно продавать свою э/э потребителям не вправе. (В 2012 году в стране было сгенерировано чуть свыше 198 млрд кВт-ч). Между первыми и последними присутствует национальный “посредник” — госпредприятие (ГП) “Энергорынок”, которое выкупает э/э у генкомпаний по определенным тарифам. Таковые устанавливаются и перманентно пересматриваются Нацкомиссией по вопросам регулирования в сфере энергетики (НКРЭ).

Для каждого типа компаний-производителей эти закупочные тарифы свои. Вот каким было их внутриотраслевое распределение по состоянию на октябрь текущего года. Самые низкие заработки (20,65-22,2 коп за кВт-ч) от продажи э/э в общегосударственную сеть получают атомные и гидроэлектростанции (АЭС и ГЭС) — по причине “низкой стоимости топливной составляющей”. А вот теплоэлектростанции (ТЭС), в структуре цены на э/э которых топливные материалы занимают до 80%, получают за тот же объем отпущенного электричества значительно больше — 0,58 грн. Максимальный — так называемый “зеленый” — тариф установлен для альтернативной энергетики. В зависимости от вида генерации из возобновляемых источников он составляет от 1,22 (для ветровой) до 5,05 грн (солнечной). Среднеоптовая же цена украинской э/э — 74,84 коп за кВт-ч.

Электроэнергию, закупленную по таким расценкам, “Энергорынок” реализует следующему (распределяющему) звену — облэнерго, которые работают уже непосредственно с промышленными и бытовыми потребителями. Причем, по нынешнему законодательству, промсектор фактически дотирует коммунальные хозяйства. Итоговый тариф для населения в этом месяце составляет 28,02 коп, а вот предприятиям приходится платить, в зависимости от категории, от 81,1 до 103 коп за за кВт-ч.

Казалось бы, подобная система, может и не совсем справедлива по своей сути, но просто обязана гарантировать стабильные товарно-денежные отношения в секторе. Но без финансовых сбоев она не работает. В нынешнем месяце руководитель НКРЭ Сергей Титенко заявлял, что размер задолженности потребителей перед облэнерго за три квартала 2013-го достиг 13,6 млрд грн. И с тем, чтобы рассчитываться с генкомпаниями, “Энергорынок” вынужден регулярно (три-пять раз в год) кредитоваться в государственном же Ощадбанке. Последний такой кредит на 500 млн грн был привлечен 3 октября.

Либеральный вариант

Закон “Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины” до своего принятия прошел путь длиной почти в год. В статусе законопроекта он был проголосован в первом чтении в ноябре 2012-го, и с тех пор преодолевал различные “депутатские инстанции” с весьма немалым трудом. И тому есть свое объяснение.

В чем новаторство документа? Он предусматривает ликвидацию нынешнего посредника в лице ГП “Энергорынок” и закрепляет практику прямых двухсторонних договоров между производителями и покупателями электроэнергии. По мнению авторов документа — депутата от оппозиции Николая Мартыненко и экс-депутата от Партии регионов Игоря Глущенко — новая система позволит избежать ручного подхода к тарифообразованию, внесет конкурентные отношения в деятельность как генерирующих, так и распределяющих компаний. А пользователи э/э в новых условиях, как убеждали коллег и отраслевое сообщество законотворцы, будут вольны выбирать поставщика. Цены на э/э будут складываться на бирже — “рынке на сутки вперед”. Это направлено на то, чтобы у генкомпаний появился стимул “играть ценой” для привлечения потребителей.

Еще одной новеллой является постепенный переход к установлению тарифов для населения не только в зависимости от уровня потребления э/э, но и от дохода. Сейчас, говорится в тексте пояснительной записки, подготовленной “под второе чтение” законопроекта, проблема субсидирования населения решается за счет ограничения отпускного тарифа АЭС и ГЭС, искусственно понижая средневзвешенный тариф. От себя добавим: финансовых позитивов это названным сегментам отечественной электроэнергетики не добавляет.

Нынешняя ситуация для НАЭК “Энергоатом” — оператора национальных АЭС — безрадостна. Компания, согласно официальной отчетности, завершила первую половину 2013 года с чистым убытком почти 2,45 млрд грн (более $306 млн по курсу НБУ). Гидроэнергетикам повезло больше. Благодаря сезонному увеличению выработки на ГЭС и ГАЭС, чистая прибыль ПАО “Укргидроэнерго” за тот же отчетный период составила 769,57 млн грн ($96,32 млн).

В новой модели рынка тариф атомщиков и гидрогенерации ограничивать не будут, и в теории они могут выйти на рыночную стоимость своей продукции. Но есть одно “но”. После либерализации сектора, их дополнительная прибыль будет направляться в специальный Фонд урегулирования стоимостного баланса, который задуман для поддержки потребителей-физлиц. То бишь сверхприбыльными государственные энергоактивы, управляемые ныне “Энергоатомом” и “Укргидроэнерго”, все равно не станут.

Кому (не)выгодно?

Понятно, что в обеих госструктурах подобным развитием событий недовольны. Официально, впрочем, свое отношение к реформе в компаниях комментировать воздерживаются. Однако близкие к атомной и гидрогенерации источники и эксперты утверждают, что новый законопроект создан исключительно в пользу тепловой и зеленой/альтернативной энергетики.

Представители же тепловой генерации позитивного отношения к документу не скрывают. В энергохолдинге Рината Ахметова ДТЭК (контроль над порядка 65% тепловой генерации Украины) говорят, что новый закон поспособствует развитию конкуренции, усилению интеграционных процессов в электроэнергетике по стандартам, принятым в Европе. Особый акцент в этом холдинге, который сейчас единолично поставляет украинскую э/э на внешние рынки, делают на либерализации экспортного рынка.

“Предложенные изменения при благоприятной ценовой конъюнктуре на внешних рынках повысят интерес участников к аукционам на право доступа к (межгосударственному) сечению. Мы заинтересованы в появлении на рынке новых игроков, способных загрузить экспортное сечение и обеспечить дополнительные объемы сбыта для генерации и украинских угольных предприятий”, — сообщил Delo.UA директор по коммерческой деятельности ДТЭК Андрей Фаворов.

Член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук отмечает, что при всем желании в данный момент резко изменить ситуацию в пользу АЭС и ГЭС у государства не выйдет. “Тепловая генерация сильно завязана на добычу угля. А в соответствии с планами правительства по увеличению угледобычи, а также из-за сравнительно невысокого тарифа на отпуск электроэнергии и крайне высокого (70-90% — Ред.) износа оборудования рынку приходится дотировать этот сегмент производства э/э”, — отмечает он.

С “зеленой” генерацией еще сложнее. Годом ранее Украина вступила в Европейское энергосообщество, взяв на себя обязательства по развитию производства “чистой” э/э. А минувшим летом правительство утвердило долгосрочную Энергетическую стратегию, по которой к 2030 году доля э/э из возобновляемых источников в общем балансе должна составить не менее 20% (по экспертным оценкам, к завершению 2013-го этот показатель составит всего около 2% — Ред).

“Так что уменьшить “зеленый” тариф, как это постепенно начали делать в странах ЕС, мы пока не можем. Вот и приходится дотировать сектор альтернативной энергетики за счет государственных активов”, — констатирует Корольчук.

Конкурентный нюанс и временной лаг

При всей своей либеральной направленности, без существенных недостатков закон все же не вышел. Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич отмечает, что в документе никак не оговаривается ограничение монополизации отдельных подотраслей генерации — той же тепловой. “Поскольку конкуренции (в этом сегменте — Ред.) нет, и не предвидится, отдельные виды генерации получат ничем не обоснованные преференции. Имеется в виду возможность продавать э/э в самом ликвидном сегменте рынка и по прямым договорам”, — говорит эксперт.

Марунич сомневается и в появлении инвесторов, которые согласились бы вкладывать средства в модернизацию заведомо убыточных подотраслей генерации. Это к тому, что в профильном министерстве уже подсчитали объем инвестиций, необходимых для реализации энергетической стратегии Украины — $227 млрд. Среди приоритетных проектов замминистра энергетики и угольной промышленности Сергей Чех в середине октября называл: комплексную программу повышения надежности эксплуатации атомных энергоблоков ($6,4 млрд), строительство Каневской гидроаккумулирующей электростанции ($7,5 млрд), модернизацию гидроэлектростанций Днепровского каскада ($2,1 млрд), развитие сети линий электропередач ($4 млрд).

В целом, закон — неоднозначен. С одной стороны, он предусматривает подвижки в сторону гибкости и прозрачности рынка электроэнергии. С другой же — почти не корректирует проблем с убыточностью “госсегмента” энергетики. Что же касается повышения тарифов для населения, эксперты единодушны: это вопрос политический, и до выборного 2015 года вряд ли стоит ожидать резких изменений в этом направлении.

Во всей истории присутствует еще один момент — административно-бюрократический. Для запуска новой модели энергорынка необходимо подготовить около 100 подзаконных актов. Значит, еще на протяжении не менее двух лет в энергетическом секторе Украины будет сохраняться стандартная, столь не любимая профильными европейскими (а теперь уже — и нашими) чиновниками система диспетчеризации и “общего котла“…

События недели is powered by

Каталог обзоров