События недели Новостная лента

Вклад неоинституционализма в понимание проблем

Институты влияют на тип экономики, на путь, по которому развивается экономика. Институты определяют в совокупности с используемой технологией трансакционные издержки и издержки производства, тем самым, влияя на экономическую ситуацию. Институты — это набор формальных правил, неформальных ограничений и механизмов их принудительного осуществления. Важно то, что формальные правила быть могут изменены гос-вом, а неформальные ограничения изменяются очень медленно. И формальные правила, и неформальные ограничения, в конечном счете, формируются под воздействием субъективного мировосприятия людей, которое, в свою очередь, и определяет эксплицитный выбор формальных правил и развитие неформальных ограничений. Институты отличаются от организаций. Институты — это правила игры, а организации — это группы индивидов, которых связывает общая целевая функция. Например, к экономическим организациям относятся фирмы, профсоюзы, кооперативы, политические учреждения и политические партии, законодательные органы и так далее.

Вряд ли влияние институтов на экономику является спорным вопросом. Также очевидно, что изменение экономического строя во времени происходило с участием институциональной системы. Но анализ источников экономического развития, связанных с институтами, усложняется из-за того, что Западная неоклассическая экономическая теория абстрагировалась от идей институционализма и институты как таковые вообще не рассматривала. Было бы преувеличением говорить, что в то время как неоклассическая экономика сосредоточена на эффективности рынков, ведь мало кто из западных экономистов знает, что важным условием эффективности является институциональные ограничения, они просто принимают их как заданные. С помощью набора политических и экономических институтов осуществление трансакций становится более дешевым, возрастает вероятность возврата кредитов и выполнения обязательств, кроме этого, данный набор институтов способствует эффективности рынка факторов производства и рынка товаров и услуг, что лежит в основе экономического роста.

Можно выделить четыре основные фактора, которые определяют издержки осуществления сделок или обмена.

Первый — издержки измерения ценностных характеристик товаров и услуг, а также издержки участия экономических агентов в обмене, то есть трансакционные издержки.

Второй фактор, определяющий трансакционные издержки, — это размер рынка, который определяет, является ли обмен персонифицированным или нет.

Третий фактор — это регулирование и принуждение.

Если придерживаться главного предположения неоклассиков о рациональном поведении экономических агентов, то есть о том, что все экономические агенты максимизируют свое благосостояние, тогда три выше указанных фактора определяют стоимость или издержки обмена.

Идеология состоит из набора субъективных моделей, с помощью которых индивидуумы объясняют и оценивают мир вокруг них. При этом идеология играет существенную роль не только в политических выборах, но является основополагающей и при индивидуальном выборе, который, в свою очередь затрагивает экономическую ситуацию в целом.

Эффективные рынки появляются благодаря функционированию институтов, которые обеспечивают снижение трансакционных издержек и издержек составления контракта в какой-то момент времени, но нас интересуют рынки с такими характеристиками не в какой-то отдельный момент, нам бы хотелось, чтобы эффективность рынков существовала непрерывно во времени.

Текстура институтов.

Формальные правила включают в себя набор политических (законодательных, юридических) правил, экономические правила и контракты. Политические правила в широком смысле определяют иерархию государства, его основную текстуру принятия решений и эксплицитные характеристики контроля над «повесткой дня». Экономические правила определяют права собственности. Контракты определяют условия, правила проведения обмена. Функция правил заключается в том, чтобы, учитывая начальные способности обменивающихся сторон, облегчить обмен, будь он экономический или политический.

Неформальные ограничения не могут быть так точно определены как формальные правила. Они представляют собой некоторое обобщение правил, которые помогают решить бесконечные проблемы, связанные с обменом, но которые не рассматриваются в рамках формальных правил.

Кодексы поведения в отличие от соглашений и норм поведения, очевидно, не способствуют поведению, максимизирующему благосостояние, а скорее ведут к некоторым жертвам благосостояния в обмен на другие ценности.

Соглашения могут основываться на принуждении со стороны третьего лица (социальные санкции или принуждение со стороны гос-ва), со стороны контрагента (возможность осуществить возмездие) или они формируются просто под воздействием общепризнанных стандартов поведения. Насколько эффективно составлены соглашения, насколько хорошо они выполняются, от этого зависит вся экономическая ситуация. Способность институтов поддерживать соглашения во времени и в пространстве, обеспечивать их выполнение — основа эффективности рынков. Если не вникать вглубь проблемы, то может показаться, что это требование достаточно легко осуществить. Все, что для данного нужно, — это эффективные, беспристрастные правовые системы и суды для поддержки формальных правил, корректные социальные санкции для поддержки норм поведения и сильные нормативные стандарты честности для поддержки самих кодексов поведения.

Создание и поддержка эффективных прав собственности зависит от гос-ва, но возникают сложности, если невозможно получить модель гос-ва, которое приводит к таким результатам одновременно с выполнением предположения о максимизации благосостояния и одновременно с учетом проблемы временного горизонта, которые непосредственно характеризуют все политические решения.

Вторая экономическая революция.

Рост населения входил в противоречие с ограниченностью ресурсов (вспомним Мальтуса), именно это и формировало долгосрочный образец экономического обмена. Потенциальное экономическое благосостояние людей было ограничено производительностью технологий, которые развивались экономическими агентами. Это положило верхний предел в благосостоянии людей. Нижний предел был связан со способностью людей эффективно использовать имеющуюся технологию.

В экономической истории было два крупных достижения, которые изменили соотношение населения и ресурсов. Во время первой экономической революции было создано сельское хозяйство, которое позволило населению расти (хотя этот рост должен был происходить одновременно с ростом успеха в решении проблем и с повышением эффективности использования технологий). Мы живем во времена второй экономической революции.

Давайте кратко рассмотрим некоторые способы измерения и проблемы, которые определяют размер трансакционного сектора. Важноейшее требование для извлечения пользы из специализации состоит в контроле над качеством в длинной производственной цепи, в решении вопроса возрастающих издержек в проблеме «принципала-агента». На самом же деле большинство технологий было разработано для снижения трансакционных издержек путем замены труда капиталом или путем снижения степени свободы рабочего в процессе производства, а также путем внедрения автоматической проверки качества полуфабрикатов. Основная проблема заключается в том, чтобы измерить ресурсы и готовую продукцию так, чтобы было возможно оценить вклад отдельных факторов на всех стадиях производства. Для ресурсов так и не было выработано общепризнанного способа измерения роли того или иного фактора производства. Есть также споры по поводу измерения стоимости и ценности факторов производства, как таковых. Что касается готовой продукции, то важно не только выделить остаточную неоцененную стоимость, то есть величину отходов и всяких загрязнителей, но также и издержки, связанные с определением тех свойств, которые были произведены на каждой стадии производственного процесса.

Для извлечения максимальной выгоды из этой технологии необходимыми являются институциональная и организационная реструктуризация, причем эти изменения должны быть более фундаментальными, чем просто преобразования экономической организации. Должна быть изменена вся совокупная текстура обществ. Эта технология и связанная с ней экономия от масштаба влекут за собой специализацию, поминутное разделение труда, неперсонифицированный обмен и урбанизацию общества. Были разрушены все прежние неформальные ограничения в отношениях в семье, индивидуальных связях и повторных персонифицированных обменах. На самом деле основные традиционные функции семьи — образование, занятость (семейные предприятия) и страхование — были устранены или строго ограничены. На смену им пришли новые формальные правила и организации, а также возросшая роль правительства и гос-ва.

Адаптивная эффективность и современная технология.

По мнению марксистов, данные проблемы явились последствиями капитализма, и существующие противоречия между этой технологией и организациями капитализма приведут постепенно к полному его уничтожению. Марксисты были не правы, что все данные проблемы породил капитализм, эти неурядицы свойственные любому обществу, которое начало воплощать в жизнь технологию второй экономической революции. Однако анализ, который бы сделан в предыдущих главах, дает нам понять, что марксисты были правы в своем видении напряжения, которой возникало между новой технологией и организацией, что явилось очень серьезной дилеммой. Данная проблема была только частично решена в рыночных экономиках Запада. Все эти противоречия и дилеммы породили на Западе увеличение роли правительства, распад семьи, несовместимость многих политических и экономических организаций.

Идеология, выбор и адаптивная эффективность.

В то время когда субъективные модели, которыми пользуются индивиды, представляющие собой некоторую мешанину веры и догм, кажутся просто теорией и мифом, на самом деле они обычно являются элементами организованной структуры, которая способствует экономии при получении и интерпретации информации.

Идеология не играет никакой важной роли в неоклассической экономической теории. Модели «рационального выбора» предполагают, что экономические агенты пользуются правильными моделями для интерпретации мира вокруг себя или для получения информации, которая поможет им пересмотреть и исправить первоначально неправильно сделанный выбор.

Использование субъективных индивидуальных моделей для объяснения окружающей среды – это, в некотором роде, последствие растущего и передающегося научного знания, а частично это является последствием передачи социального знания, которое представляет собой культурное наследие любого общества.

Идеологические догмы индивидов помогают им объяснить изменения окружающего их мира. Данные изменения формируются под влиянием фундаментальных изменений относительных цен, что в итоге приводит к несогласованности результата, который предсказывается в рамках субъективных индивидуальных моделей, и реально полученного эффекта. Но это еще не все. Важны сами идеи, которые являются некоторой комбинацией изменения относительных цен, которые интерпретируются в соответствии с культурными ценностями в субъективных индивидуальных моделях, определяющих выбор в обществе.

Институциональное устройство рыночной экономики способствовало решению сразу двух вопросов. Во-первых, оно позволило частично решить проблему издержек, связанных со второй экономической революцией. И, во-вторых, позволило максимально использовать потенциал новой технологии для увеличения дохода в обществе, чем и характеризуются страны Запада.

Зависимость от выбранной траектории.

«Зависимость от выбранной траектории» или «зависимость от выбранного маршрута» — данный термин, который первоначально был призван объяснять, как специфическое технологическое развитие формировало впоследствии выбор технологии. Здесь же этот термин мы используем для того, чтобы объяснить характеристику институционального устройства, связанную с тем, что институты формируют институциональный выбор и, как следствие этого, усложняют изменение управления экономикой, как только выбран какой-то один институциональный маршрут. Причиной этого является тот факт, что экономические организации и группы интересов, которые возникают с помощью этих организаций, являются лишь следствием ограниченных возможностей, которые диктуются непосредственно существующей институциональной структурой. В итоге экономия от масштаба и внешние эффекты отражают символическую взаимозависимость между существующими правилами, дополнительными неформальными ограничениями и интересами членов организаций, созданных вследствие функционирования существующих институтов. На самом деле институты создают организации и группы интересов, чье благосостояние непосредственно зависит от функционирования этих же институтов.

Драматическое снижение информационных затрат в итоге использования современной технологии не только обострило проблему несоответствия предсказанных и полученных результатов, но и способствовало возникновению такого типа людей, которые достаточно хорошо разбираются в альтернативных моделях. Модет быть, это будет способствовать улучшению решений экономических проблем. Но это лишь малое объяснение тому, почему люди разочаровались в старых субъективных моделях.

Понимание экономики переходного периода.

Упадок коммунизма в Восточной Европе в 1989 году — это отражение коллапса, краха законного обоснования существующей системы веры и системы ценностей и последовательного снижения роли поддерживающих организаций. В итоге имело место разрушение большинства формальных институтов, но многие неформальные ограничения выжили. Политические деятели столкнулись не столько с проблемой реструктурирования всего общества в целом, но с достаточно грубым инструментом, присущим всем политическим изменениям, который способствует изменению не только формальных правил, но также изменяет связанные с ними общепризнанные нормы и даже может влиять на эффективность проводимой политики. Относительный успех политических мер (таких как продажа на аукционе государственных активов и учреждение заново всей юридической системы) в Республике Чехия сравним с Россией. И в Чехии, и в России этот успех следовал из наследия неформальных норм от докоммунистической (и нацистской) эры, которые способствовали гармоничному насаждению новых правил в прежней стране. В России (и в других республиках бывшего Советского Союза) не было даже намека на наследие рыночной экономики или демократии, там не было норм, которые могли бы обеспечить хорошую основу для учреждения новых формальных правил в таком государстве.

События недели is powered by

Каталог обзоров